Поиск по сайту



Трансплантация органов в РБ - тайна?

\

Трансплантация органов у многих ассоциируется с чем-то таинственно-опасным и даже криминальным. Незаконные операции по изъятии почек у белорусов проводились в Эквадоре и Косове.

 

Недавняя прямая линия министра здравоохранения показала, что вопросы трансплантации волнуют население: сколько людей ожидают операции, могут ли в Беларуси работать так называемые черные трансплантологи, отдадут ли почку вне очереди иностранцу...

Чтобы сделать более понятным и прозрачным для широкой аудитории процесс пересадки и "распределения" органов, корреспондент TUT.BY пообщался с главным внештатным трансплантологом Минздрава, руководителем Республиканского научно-практического центра трансплантации органов и тканей Олегом Руммо.


Для начала Олег Олегович похвастался достижениями: уже второй год Беларусь занимает первое место среди стран СНГ по количеству органных трансплантаций. Трансплантационная активность в стране за прошлый год составила 25,5 операций на один миллион населения. Это более чем в два с половиной раза выше, чем, к примеру, в России, и в целых 12 – чем в Украине. Хотя, если взять США (страна с наивысшим показателем трансплантационной активности), то там на один миллион населения делают 90 операций по пересадке органов в год. Словом, Беларусь держит хороший европейский уровень.

Не значит ли это, что в нашей стране необходимость в трансплантации органов больше, чем у россиян, хотя и меньше, чем у американцев? Может, у нас чаще встречаются заболевания определенных органов? "Потребность в таком виде операций во всем мире одинаково высока, - поясняет главный внештатный трансплантолог Минздрава. - И здоровье людей не стало хуже, оно улучшилось. Люди живут дольше, чем жили раньше, как бы мы ни кивали на экологию и остальное. В 18-19 веках люди жили не более 50 лет, сейчас средняя продолжительность жизни в Беларуси - более 70 лет. Мы должны четко понимать, что те люди, которые раньше должны были умереть и однозначно погибали, в настоящий момент благодаря суперсовременным мировым медицинским технологиям, в том числе трансплантационным, остаются жить и живут полноценной жизнью достаточно длительный период времени. К сожалению, ни одна страна мира не способна удовлетворить полностью своих потребностей в количестве операций по трансплантации органов. По данным ВОЗ, в мире сегодня выполняется только 10% от необходимого количества трансплантаций", - говорит Олег Руммо. И связано это с высокой стоимостью лечения и недостатком донорских органов. "Поэтому во всех странах мира есть листы ожидания, и абсолютно везде пациенты из листа ожидания погибают, не дождавшись органа для трансплантации", - констатирует специалист.

Что касается плачевных исходов в данной отрасли, есть понятие госпитальная летальность (это пациенты, которые, к сожалению, умирают в стационаре). "Госпитальная летальность при трансплантации печени в Германии в зависимости от центра колеблется от 5,5% до 14,5%, - рассказывает Олег Олегович. - В Беларуси она составляет 4%. Причина, почему результаты у нас  лучше, чем по Германии, в том, что операции по трансплантации печени сконцентрированы здесь в одном месте – в нашем центре. Хороших результатов добились мы и потому, что, когда только открывались (15 марта 2010 года. - TUT.BY), использовали самые передовые медицинские технологии, лучшее медицинское оборудование. Также мы очень ответственно подходим к выбору донорских органов. В той же Германии допускают возможность пересадки органов от 80-летних доноров". Хотя, когда наши специалисты видят, что жизнь человека на волоске, используются любые возможности. "Вот недавно мы использовали орган 76-летнего донора для пересадки молодой женщине. Она умирала у нас на глазах (а у нее 7-месячный ребенок), другого органа в распоряжении не было".

Очередь и очередность

Понятно, людей, у которых есть потребность в операции по трансплантации органа, очень волнует вопрос, как двигается очередь, не "влезет" ли кто-нибудь раньше положенного. Тем более, лист ожидания длинный. Сегодня в Беларуси трансплантации почки ждут 500 человек, печени – 75, поджелудочной железы - 20, и 35 человек ожидают пересадки сердца. Очередь по каждому органу движется по-разному. Но в любом случае время постановки пациентов в лист ожидания рассматривается не на первых порах. Для почки определяющим фактором при выборе, кому из существующего списка ее пересадят, является совпадение по определенным показателям. "Глупо пересаживать не подходящую почку, потому что через несколько лет она прекратит работать, человек вернется на диализ, понадобится новая трансплантация, и она будет выполняться в гораздо худших условиях", - говорит Олег Руммо.

Печень трансплантируется по двум критериям - по совпадению и по тяжести состояния пациента. "Вот, можно сказать, только что мы пересадили женщине печень. Мы узнали о ней два дня назад. Она прибыла в наш центр и через сутки мы поняли, что женщина умирает, и поэтому еще через сутки выполнили трансплантацию, потому что три дня она бы уже не пережила". Вот так иногда происходит и с сердцем, пересаживают его самым тяжелым пациентам, которые могут прожить минимальное количество времени. В случае же с почкой экстренных пересадок практически не бывает.

Учитывается ли при определении, кому проводить пересадку, возраст? "Если говорить в глобальном смысле, то учитывается все. При одинаковых условиях - детям приоритет. Совершенно понятно, что если человеку 17 лет, а другому 70, при всем уважении к тому, что человек в пожилом возрасте имеет такое же право на жизнь, предпочтение отдается молодому". Принимается во внимание и отношение пациента к своему здоровью. "В Беларуси 1,5 тысячи людей ежегодно заболевают циррозом, из этого количества много тех, кто безалаберно относятся к своему здоровью - злоупотребляет алкоголем. Естественно, эти люди не могут быть потенциальными реципиентами. Ни один алкоголик не получит у нас орган - отправляем к наркологу, - говорит Олег Руммо. - Трансплантация бывшим алкоголикам выполняется не раньше чем через год после того, как у нас имеются достоверные сведения, что человек уже не пьет. Есть возможность проверять это: медицинские тесты позволяют узнать, принимал человек спиртное в течение двух недель-месяца до посещения центра".

Учитывается также, сколько детишек у пациента. "Но, к счастью, социальные факторы включаются не на первой и не на второй стадии рассмотрения вопроса о пересадке". В любом случае перед каждой трансплантацией собирается консилиум врачей и медицинские специалисты все вместе принимают решение о том, кому из пациентов выполнять операцию.

Длительность нахождения в листе ожидания тоже учитывается, но далеко не в первую очередь. Право же, "очередь не за колбасой".

"Бывает и такое, что орган никому не подходит, тогда он пропадает. Потому что выполнять операцию по пересадке такого – делать хуже, обрекать человека на смерть".

Как "распределяются" органы

Изъятые органы живут очень мало. Больше всего "держится" почка – около 24 часов, потом печень – 12 часов, сердце – до 8 часов. Чем меньше срок, тем лучше, но если попытаться пересадить сердце через 10 часов – будет слишком поздно. "В этой связи становится понятным, что вывезти полученные здесь органы за границу практически невозможно, их нужно использовать у нас, ведь счет идет на часы", - говорит Руммо.

Когда поступает сердце и становится известно, что орган можно использовать, специалистами подбирается реципиент. Бригада вылетает в регион, где орган находится, экстренно сообщается человеку, когда тот должен прибыть на операцию. "Это работа в режиме онлайн. А еще до этого мы предупреждаем, чтобы люди, ожидающие операции, находились с нами на связи, ни при каких обстоятельствах не выключали свои телефоны, потому что позвонить могут в любое время суток".

Экспорт услуг по трансплантации органов - добро или зло для белорусов?

В прессе появлялись предположения, что Беларусь зарабатывает деньги на трансплантации в ущерб белорусским гражданам, которые, находясь в листе ожидания, могут не дождаться органа.

"Процент операций по трансплантации органов иностранным гражданам минимален. Он не превышает 10% от общего числа выполняемых операций, - успокаивает общественность Олег Руммо. - Причем определенная часть услуг иностранцам - это операции по трансплантации родственной почки от живого родственника. Данная помощь оказывается нами в строгом соответствии с нормами международного права". Для включения иностранного пациента в лист ожидания необходимо получить специальное разрешение в Министерстве здравоохранения. При этом иностранные граждане включаются в лист ожидания вместе с белорусами. Хотя, утверждает специалист, орган, полученный в Беларуси, иностранному гражданину пересаживают только в том случае, если он не подходит ни одному белорусу из списка ожидания: либо выбросить, либо трансплантировать иностранцу. Лимит для иностранных граждан – не более 10% от общего количества всех проводимых операций. "Хотя во многих высокоразвитых странах подобного лимита нет вообще". Кстати, за 2011 год иностранным гражданам было выполнено 23 операции (для сравнения белорусам – 218 операций): 3 - с использованием органа от родственного донора и 20 - с использованием трупного. За текущий год иностранцам выполнено 7 операций (белорусам 66): 3 от живого родственного донора, и 4 с использованием трупного. В той ситуации, когда речь идет о пересадке трупного органа, иностранцы точно так ожидают (год-полтора, есть те, кто ждет операции больше двух лет), только находясь у себя в стране. Лишь некоторые, у кого здесь есть близкие родственники, живут, ожидая операции, в Беларуси. Когда находится подходящий орган, они успевают приехать/прилететь в нашу страну. Это по большей части касается пересадки почки. Что до пересадки сердца и печени – этих операций вообще единицы. "Сердечники" устраиваются в Беларуси и ждут неизвестно сколько, а "печеночники" - в зависимости от страны проживания. Украинцы и россияне устраиваются у себя в стране ближе к границе и оттуда за четыре-пять часов успевают приехать. Что касается граждан далеких стран, "мы берем самых тяжелых, чтобы знать, что они дождутся операции в течение трех-четырех месяцев, и они здесь селятся".

"Программа трансплантации печени, почек и сердца создавалась для обеспечения, прежде всего, потребностей граждан РБ, - заверяет Олег Руммо. - А вот небольшое количество операций для иностранных граждан выполняется в качестве международного сотрудничества в плане помощи людям. Тем самым повышается авторитет нашей страны на международной арене, зарабатываются деньги, которые идут потом на лечение белорусов. Все цивилизованные страны идут по этому пути".

Причем себестоимость операции по трансплантации органа примерно в три раза ниже, чем цена, которую уплачивает иностранец. "Иными словами, выполнив одну операцию иностранному гражданину, мы спокойно можем взять на лечение трех граждан РБ". Становится ясным, что трансплантации иностранцам выполняются для того, чтобы увеличить количество операций белорусским гражданам. "Все до копейки деньги, полученные за операции иностранным гражданам, за вычетом налогов, идут на развитие трансплантологии Беларуси. Государство на этом не зарабатывает ни копейки", - утверждает Олег Олегович. Белорусы за услуги ничего не платят, хотя только послеоперационное содержание одного пациента обходится примерно в пять-семь тысяч долларов.

Кстати, для проведения операции по трансплантации органов в Беларусь приезжают в основном из Украины и России, но едут и из Японии, Саудовской Аравии, Израиля, Литвы, Латвии, Дании, Италии… Цена вопроса такова. Трансплантация почки от живого родственного донора - 24 тысячи долларов, если операция выполняется от трупного донора – с обследованием она составит 35 тысяч долларов, трансплантация печени от живого родственного донора и от трупного родственного донора стоит одинаково - 55 тысяч долларов. В расценках у нас ориентируются на прямого конкурента - Турцию.

Цена органа

"А вот сам орган не стоит ни копейки ни в одной цивилизованной стране мира, - говорит Олег Олегович. - Стоит услуга по выполнению операции по пересадке: руки сотрудников, свет, лекарственные средства, которые используются, амортизация оборудования. А орган бесплатный, он дарится. Потому что как только орган чего-то стоит - это поле деятельности для криминала".

Руководитель центра трансплантации органов и тканей признался, что регулярно получает на электронную почту сообщения от людей, которые хотят продать свою почку. Просят совета, кому предложить "товар". "Я уверен, что на 50 процентов - это провокации. Среди оставшихся - те, кто хочет на этом заработать, другие оказались в сложной ситуации. Через ваш портал призываю людей не заниматься такими вещами: все что касается продажи органов - криминал. И приличный врач-трансплантолог никогда не будет связываться с такими людьми, с ними на контакт будут идти

преступники. Пускай, когда обманут, и они потеряют здоровье, обижаются сами на себя".

Откуда берут трупные органы

"Это обычный, очень открытый процесс. В Беларуси он происходит так же, как в Германии, Великобритании, Испании, США - где хотите, - говорит Олег Руммо. - В каждом лечебном заведении врач, кроме всей прочей работы, должен выявлять людей, которые могут стать донорами органов". "Когда доктор видит, что человек умер и имеет качественные органы, - сообщает об этом в координационный центр при Центре трансплантации органов и тканей. После соблюдения всех необходимых юридических процедур, в известность о которых ставится Генеральная прокуратура, орган изымается. Это очень открытый процесс", - уверяет главный трансплантолог страны.  Он прост с технической точки зрения. В случае возможности изъятия органа, наличия согласия со стороны родственников, самого человека, либо когда они вообще ничего не сказали (потому что наше законодательство, как в Австрии, Швеции, Бельгии, Нидерландах, Венгрии и многих других странах, предполагает презумпцию согласия), в том месте, где человек умер, выполняется операция по забору органов. Одновременно происходит их типирование. И на основании медицинских показаний (а они для каждого органа разные) определяются люди, которые будут реципиентами этих донорских органов.

Кстати, говорит Руммо: "Вы сегодня имеете право написать заявление, отправить его в наш центр, и никогда в жизни ни один трансплантолог к вам для изъятия органа не подойдет. Кроме того, близкие родственники умирающего человека имеют полное право выразить свое несогласие на забор органов в устной или письменной форме. В той ситуации, если этих родственников нет или они находятся вне возможности общения с врачом, считается, что человек согласен. А в Бельгии и разрешения не спросят, - рассказывает специалист. - Если врач считает, что нужно брать - орган изымается: "Не для себя же он берет, а для тех людей, для которых этот орган необходим".

Движение самаритян

Не нужно бояться, что у вас когда-нибудь заберут орган. Когда случится, вам это будет уже безразлично. В США сегодня есть люди, которые при жизни добровольно, чтобы помочь кому-нибудь совершенно незнакомому, соглашаются на безвозмездной основе отдать свою почку или часть печени. Движение добровольных доноров там довольно-таки развито. В Беларуси же сегодня при жизни человек не может отдать свой орган - не предусмотрено законодательством. "Вот когда желающих сделать такое доброе дело станет в нашей стране много, тогда я буду первый выступать за изменение закона. И мы здесь также создадим движение самаритян", - с воодушевлением заглянул в будущее руководитель Центра трансплантации органов и тканей.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

РЕГИСТРАЦИЯ



У меня гепатит!
 
Как вы оцениваете работу инфекционистов, гепатологов РБ?
 
Позволяют ли ваши доходы лечиться Пегасисом или Пегинтроном?